Республика небесная

Свободный перевод Черный Океан

Мы умираем в воспоминаниях
Опустошенные нашим же презрением
Стада патриарха несчастные
Задушены
Нам нечем дышать от прозрения и злости
Маски сорваны и кусками
Порванного черного муслина
Разбросаны по дороге.

Эмпирия опустошена
Нашим болезненным недугом
Как проказа въедается в наш нечестивый парад
Это тлеющие угли сожженного
И уже зловонного идеала.
Кончину нашего целомудрия
Позвольте нам прочувствовать
Нервы уже на пределе
Прикосновения к нам заставляют нас рыдать
Мы смотрим через эти окна
Теперь уже ставшие глазами
Как наша ноша тяжела
Но мы поднимемся
Как опороченная, испорченная плоть
Из земли
С нагноениями на лицах
И ртами — как расщелины
Наша изжившая себя сплоченность погрязла в болоте
Наши долги уплачены этой эпохе
Лицемеры
Никаких угрызений совести
Король мертв!
Король мертв!
Мы наденем мешок ему на голову!
И отрубим эту голову!
Мы плюем в тебя
Мы проклинаем тебя
Король мертв!
Братья и сестры
Король мертв!
Зарежьте его
Сдерите с него кожу
Наш бог мертв!
Придворные!
Земляки!
Одолжите мне свои уши
Мы убьем этого демагога
Поставив его на колени
Мы вырежем всех подхалимов
Оглушим их крики, вырезав их языки
Мы желаем сделать лучше для всех нас
Мы не будем молчать
Мы не будем терпеть
Мы не будем рабами импотентной власти
Запомните это
Такова будет судьба и рассвет
Нашей зарождающейся республики
Рожденной, но сперва умерев
Заново рожденной!
Наша элегия!
За эту реформу!

Оригинал:

We wane in remembrance,
Drained by our scorn.
The flocks of the patriarch throttled,
Forlorn.
We gasp with epiphany,
Perception unmasked.
Ranks of black muslin litter out path.

Empyrian empties,
On our woeful malaise,
Engulfs and entwines our impious parade.
These are the embers,
The fetid ideal,
The end of our chastity,
Allow us to feel.
Nerves remain tender,
To touch makes us cry.
We see through these windows now become eyes.
Our burden is heavy,
As we ascend.
Like blemished flesh,
The earth seems to rent.
Pustules of faces,
Mouths like crevasse,
Our weathered coherence lost to morass.

Our debts are paid to this epoch,
Sanctimonious,
No remorse.
The king is dead!
The king is dead!
We bound his face!
Cut off his head!
We spit at thee,
We curse at thee,
The king is dead!
Brothers and sisters,
The king is dead!
Cut him down,
Flay his skin,
Our god is dead!
Courtisans!
Compatriots!
Lend me your ears,
We slayed this demagogue,
Dragged it to its knees.
We cut all the sycophants,
Deafened their call,
We gave back the willing to better us all.
We will not go quiet,
We will not be restrained,
We will not be slaves to an impotent regieme.
Mark this in remembrance,
The turning of tides.
Our nascent republic,
Born of (his) demise.
The nativity!
Our elegy!
To this reform!

Fall of Efrafa — Republic of Heaven